ЗАО ИНФОРМ-ЮСТ    
о фирме | отдых   словари | координаты | партнеры | АДРЕСА ФНС | форум | карта сайта
 
ГЛАВНАЯ
ТРЕТЕЙСКИЙ СУД
БАНКРОТСТВО
ЮРИСТЫ
IT-ОТДЕЛ
ФИНАНСЫ
ПУБЛИКАЦИИ
ПРАКТИКА
ДОКУМЕНТЫ
НАШ ГРАММОФОН
1ААС.АПЕЛЛЯЦИЯ
   
 
 
   

 

Саморегулируемые организации в России: быть или не быть?
Очерки из юридической практики.

Глава 5


Про то, как начинается, да все никак не заканчивается первое судебное разбирательство

В качестве эпиграфа отметим, что в сегодняшней России очень многие судьи — люди, не любящие, более того, напрямую избегающие принимать решения. И вряд ли найдутся в стране юристы, желающие оспорить этот тезис. Основания для такой судейской позиции вполне законные - ст. 138 «Примирение сторон» Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Речь в ней идет о том, что «арбитражный суд принимает меры для примирения сторон, содействует им в урегулировании спора». Вот судьи и... содействуют, содействуют иногда до потери чувства реальности. Ситуация складывается, как в славном детском стишке поэта Левина:
Идет по дорожке надутый индюк, Везет на тележке железный сундук. Навстречу корова идет налегке. «Скажите, - мычит, - что лежит в сундуке?»
Дальше опустим несколько строф, в которых герои спорят, кто из них прав, судят-рядят, открыть сундук или нет, уступить дорогу или нет, и перейдем к последней строфе:
Стоит до сих пор на дорожке индюк, Лежит до сих пор на тележке сундук. И эта корова не сдвинулась с места, И что в сундуке, до сих пор неизвестно.
Ну да что там! Хватит с лирическими отступлениями. Суд всегда прав. На том стоим...

С заявлением о признании недействительным решения собрания кредиторов управляющий А.А. Алимов обратился в Арбитражный суд Владимирской области (прил. 5), да не только Алимов, но и представитель учредителей (прил. 6). С этого момента на арене появляется судья Арбитражного суда Владимирской области Корнилов Евгений Евгеньевич.
Не для юристов и не для арбитражных управляющих, а для тех, кому случайно попала в руки эта работа и кто ее в силу неких странностей своего характера еще не бросил, поясним следующее.
Согласно ст. 11 Арбитражного процессуального кодекса РФ, судебные разбирательства в нашей стране являются гласными, лица, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право делать заметки по ходу судебного заседания, фиксировать его с помощью средств звукозаписи. Это, так сказать, и классическая информация к размышлению, и признание в том, что в основу главы легли тексты с диктофонных записей, т.е. на тех самых заседаниях суда записанные.

Итак, встать, суд идет!
Уважаемый Герман Оскарович! Обратите внимание. (Эх, как я эйфоричен). За кого, спрашивается, бьется представитель арбитражного управляющего, не за вас ли в том числе?
Оглашения заявлений спорящих сторон сделаны, слово получает представитель временного управляющего, слово он берет надолго и предлагает в частности обратиться к Постановлению Правительства № 257 от 29 мая 2004 г. «Об обеспечении интересов РФ как кредитора в делах о банкротстве и процедурах банкротства». В нем в частности говорится, «что Министерству экономического развития и торговли РФ поручается разработать и утвердить по согласованию с Министерством финансов определенные нормативные правовые акты, необходимые для реализации — для обеспечения интересов РФ, и до утверждения Министерством экономического развития и торговли указанных нормативных правовых актов решение о голосовании на собраниях кредиторов оформляется Приказом уполномоченного органа».
Прошу обратить внимание на предлог «до». Приказ уполномоченного органа о голосовании на собраниях кредиторов требуется только до (выделено автором) утверждения нормативных актов Министерством экономического развития. То есть после того, как Минэкономразвития утверждает нормативные акты (а утверждены такие акты еще в 2004 г.), никакой приказ уполномоченного органа не нужен. При голосовании представителю уполномоченного органа должно руководствоваться этими утвержденными нормативными актами. Их шесть. Это раз! Теперь прошу обратить внимание на один из этих шести актов, то есть на Приказ Минэкономразвития России № 219 от 03 августа 2004 г.
В нем перечислены 11 вариантов, в которых разъяснено, как должен голосовать представитель налоговой службы на собраниях кредиторов.
Без, подчеркиваю, без каких-либо дополнительных внутренних приказов, а руководствуясь данным нормативно-правовым актом «Порядок голосования в делах о банкротстве и процедурах банкротства при участии в собрании кредиторов».
Обращаю внимание на то, что акт этот разработан в соответствии с Постановлением Правительства, которое в свою очередь полностью соответствует Закону о банкротстве. Это два!
Далее вчитаемся в п. 9 этого документа. В нем сказано, что при голосовании по иным вопросам, включенным в повестку дня, представитель уполномоченного органа обязан голосовать в соответствии с решением уполномоченного органа, оформленным письменно.
То есть должен быть специальный внутренний приказ уполномоченного органа о процедуре голосования, причем приказ письменно оформленный, я подчеркиваю это, письменно оформленный. Так вот, такой приказ требуется только в случаях, когда возникает ситуация, не оговоренная в приказе № 219 Минэкономразвития. Тогда и только тогда! Но такой случай в вопросах, обсуждаемых на собрании кредиторов ОАО «Стеклозавод им. Воровского», места не имел. Случай со стеклозаводом вполне предусмотрен и описан в 11 вариантах, разъясняющих, как должен голосовать представитель налоговой на собраниях кредиторов (см. Приказ № 219 Минэкономразвития России от 3 августа 2004 г). Это три!
Далее на основании вышеуказанного нормативного акта этот специальный внутренний приказ, содержащий решение налоговой инспекции по поводу голосования, должен быть предъявлен арбитражному управляющему, то есть в рассматриваемом случае А.А. Алимову, после проведения голосования. Это четыре!
Такой процедуры требует закон, а от господина Столярова как чиновника требуется строгое соблюдение законности. Однако от своей прямой, т.е. продиктованной ему законом, обязанности представитель уполномоченного органа уклонился.

Что же в действительности сказал и сделал господин Столяров на собрании кредиторов?

Он сослался на некий таинственный приказ, якобы изданный управлением ФНС России по Владимирской области и диктующий ему, Столярову В.И., как он должен голосовать. При этом изложить текст приказа или хотя бы сообщить дату издания или номер господин Столяров не смог, не говоря уже о том, чтобы предъявить этот приказ собранию и арбитражному управляющему. Но это отдельный эпизод, который предстоит к обжалованию - к обжалованию действий уполномоченного лица. К рассматриваемому судебному заседанию это отношения не имеет.
Если такой приказ нам все-таки будет предъявлен, он будет обжалован на том основании, что просто-напросто незаконен — он нарушает Приказ Минэкономразвития России № 219 от 03 августа 2004 г., а тем самым нарушает и ФЗ «О банкротстве». (Чувствует ли уважаемый Герман Оскарович Греф, как за него бьется безвестный представитель управляющего? За то, чтобы подписанные правительственной рукой приказы владимирские чиновники МНС воспринимали и выполняли?)

Далее укажем на нарушение уже лично господином Столяровым еще одного Российского закона.
Пункт 2 ст. 15 Федерального закона РФ «О государственной гражданской службе» гласит: «Гражданский служащий не вправе исполнять данное ему неправомерное поручение. При получении от руководителя поручения, являющегося неправомерным, гражданский служащий должен представить в письменной форме обоснование неправомерности данного поручения. В случае подтверждения руководителем данного поручения в письменной форме гражданский служащий обязан отказаться от его исполнения...».

Между прочим, в этом законе есть и слова о том, что в случае исполнения гражданским служащим неправомерного поручения к нему применяется дисциплинарная, гражданско-правовая, административная или уголовная ответственность. Последнее не относится к предмету рассматриваемого заседания, но предметом дальнейших обжалований может являться вполне.
Таким образом, в деле голосования против НП СРО «СЕМТЭК» со стороны ФНС и ее представителя Столярова В.И. имеет место столько нарушений Российской законности, что я, уважаемый суд, не могу найти другого слова, кроме слова «беспредел».

На выступление представителя временного арбитражного управляющего судья Корнилов Е.Е. отреагировал так:
Во-первых, он конструктивно предложил... «держать эмоции при себе». (Ну, и в самом деле, уважаемые читатели, судья прав. Да и вообще может не надо за попираемое Российское законодательство переживать?! Оно само по себе, а владимирская практика административных органов — сама по себе!)
Во-вторых, судья, в рамках содействия в урегулировании спора, высказал еще более конструктивное предложение «...повторное собрание провести надо бы как-то... с управляющим...».

Представитель управляющего по этому поводу заметил, что «на текущий момент не видит никаких предпосылок к тому, что ФНС в лице В.И. Столярова проголосует по-другому. Поэтому нет смысла устраивать очередной цирковой аттракцион и собирать новое собрание».
Господин Столяров подтвердил это замечание молчаливым согласием.
И тогда судья обратился к большому чиновнику — Полномочному Представителю Федеральной налоговой службы России, служащему Управления ФНС России по Владимирской области, представителю собрания кредиторов ОАО «Стеклозавод им. Воровского», обладателю более чем 90% голосов в процедурах голосования на собраниях кредиторов - к Виктору Ивановичу Столярову. Судья спросил, подготовил ли тот изложение позиции ФНС и представителя собрания кредиторов по рассматриваемому делу в письменном виде, на что получил сдержанный ответ: «Нет, письменно не подготовил».

Далее здесь следовало бы изложить позицию, высказанную господином Столяровым. К сожалению, сделать этого мы не смогли, так как перевести ни на юридический, ни на русский язык аудиозапись речи господина Столярова нам, сколько мы ни бились, не удалось. Не удалось понять ее и судье, что вытекает из следующего диалога.
Судья. Так, эта позиция кого? Представителя ФНС или представителя собрания кредиторов?
Столяров.Я не буду высказывать позицию.
Судья. Выскажите позицию какую-нибудь, чтобы зафиксировать.
Столяров.Я считаю, что мнение других надо послушать.
Судья. Вы, Виктор Иванович, отвечайте за себя.
Столяров. Я понимаю, но, тем не менее, представляя интересы других кредиторов, и мы не можем от этого абстрагироваться... Поэтому кредиторами собрания такой вопрос не решался... Я лучше воздержусь.
Судья. Поскольку Вы представляете всех кредиторов, предлагаем Вам как-то письменно зафиксировать позицию, чтобы не было у нас разночтений с тем, что Вы сказали сейчас.
Однако господин Столяров воздержался от слов.

Тут как нельзя более кстати вспомнить книгу Е.Р. Анисимовой «Власть в России: история и современность». Она пишет, да, впрочем, ни для кого не секрет, что современный российский государственный служащий предпочитает управленческие задачи средней сложности, опирается на традиционные, проверенные длительной практикой методы работы, стремится к уклонению от личной ответственности и риска, склонен к рутинному образу жизни, к длительному занятию несложной умственной деятельностью, несамостоятелен в мышлении, «зашорен», неспособен к ассоциации различных идей в профессиональной деятельности. То есть способен хорошо работать только по несложным заданиям не в напряженных и не в конфликтных ситуациях.

Ну как, на Столярова Виктора Ивановича не похоже? До такой степени похоже (даже еще и с таким перехлестом), что невесело делается и... страшно. Страшно от мысли, что госпожа Анисимова не одну, не две подобные ситуации проанализировала, что такие Столяровы в государстве нашем сегодняшнем повсеместны.

Можно было бы надеяться, что более молодое поколение чиновников (специалистов, юристов) работает чище, по крайней мере, способно тщательно изучать закон и строго следовать ему.
Но вот еще одна грустная цитата из книги все той же Е.Н. Анисимовой, которая, довольно высоко оценивая адаптирующихся в своих недавно занятых государственных должностях многих молодых чиновников, констатирует, что и среди молодых госслужащих имеет место «преобладание среднего и даже низкого уровня развития способностей к анализу и обобщениям, недостаточная грамотность, средний или низкий уровень эрудиции». А отсюда следует, что государственного служащего, особенно молодого «адаптанта», можно привлекать только «... к решению задач средней сложности, не требующих высокого умственного напряжения».

Первый день судебного заседания закончился, и потянулись за ним долгие дни...

Глава 6
Про то, как продолжаются судебные заседания первое, второе, третье, и про то, что никому не известно, каким будет номер последнего.

 

Вы можете заказать данное пособие, прислав заявку в произвольной форме на электронный адрес office@inform-ust.ru

Оглавление

 

Автор: © Д.Б. Лобаненко, 2006
© ЗАО «Информ-юст», 2006 ISBN 5-94476-078-8

Рады сообщить Вам что теперь Вы можете приобрести любую из книг, оплатив ее через систему Webmoney. Наш кошелек: R117898729956 .

Если у вас возникли проблемы с оплатой через WM, свяжитесь с нами по адресу: office@inform-ust.ru.

Для более оперативной обработки заказа пришлите письмо с копией квитанции об оплате на наш e-mail.


С ВАМИ МЫ ВСЕГДА СМОЖЕМ ДОГОВОРИТЬСЯ!

Заказать услуги практикующих юристов различных отраслей права, специалистов антикризисного управления, бухгалтеров и экономистов можно по телефонам во Владимире 32-35-00, 42-06-12 или по адресу: office@inform-ust.ru